У истоков жизни: Юрий Витальевич Борисов 

Герой моей серии — Юрий Витальевич Борисов, акушер-гинеколог родильного дома на Фурштатской, Кандидат медицинских наук, врач высшей категории. 

Чай или кофе? — Кофе
Книги или кино? — Книги
Джинсы или брюки? — Джинсы
Ботинки или кроссовки? — Кроссовки
ЕР или КС? — ЕР, но, так скажем, по ситуации
Красная или синяя? — Синяя
Партнёрские или с доулой? — Партнёрские

Почему именно акушер-гинеколог? Были ли другие варианты?
Это, так скажем, семейная ценность, традиция. Моя бабушка была повитухой в деревне на Волге, где не было фельдшерских пунктов. Но это была не профессия, в те времена она просто повитухой считалась. И папа у меня врач акушер-гинеколог, порядка сорока лет в профессии. Работает в женской консультации здесь, в Санкт-Петербурге.
Конечно, в студенческие годы был поиск. Я ходил на разные студенческие общества, чтобы глубже познакомиться с той или иной специальностью: хирургия, терапия…
На 4 курсе, когда началось акушерство, я посетил студенческое научное общество на кафедре, которой руководил академик Эдуард Карпович Айламазян. Именно его подача учебного и научного материала, потрясающее чувство юмора, умение заинтересовать студента предопределили мой выбор. Я стал посещать заседания, делать доклады. Активных студентов всегда замечают профессора, врачи. Поэтому поступали предложения посещать дежурства, помогать в написании научных статей, сборе материала для кандидатских диссертаций. Сразу после окончания университета поступило предложение остаться на кафедре акушерства и гинекологии Первого Медицинского Университета им. акад. И. П. Павлова для прохождения интернатуры. Затем я проходил ординатуру в Научно-исследовательском институте акушерства и гинекологии им. Д. О. Отта, там же обучался в аспирантуре. В итоге успешно написал и защитил кандидатскую диссертацию. Потом работал научным сотрудником в данном институте, обучал докторов Санкт-Петербурга использованию современных кровосберегающих методик. Работал ответственным дежурным врачом в родильном отделении и в прошлом году перешел сюда, в роддом на Фурштатской.

Можно ли с Вами вести беременность?
Да, конечно. Веду беременность с первого триместра и до самых родов, а также родоразрешаю женщин в нашем роддоме. Таким образом, беременная с самого момента наступления беременности находится « в одних руках». У неё есть врач, который все знает об особенностях протекания беременности, и это снимает вопрос поиска роддома и выбора врача, который примет роды.

Что самое сложное в работе с беременными/роженицами?
Лёгких как таковых вопросов нет, всё сложно.
Все разные, каждому нужен индивидуальный подход. У всех разные жизненные ситуации: кому-то 40 лет и длительное ожидание, долгожданная беременность, и женщина очень волнуется, постоянно нужно быть на связи. Или наоборот, 23 года и первая беременность и всё легко и просто.
Плюс, медицина требует непрерывного образования, так как методы диагностики и лечения постоянно совершенствуются и пересматриваются. Медицина — это все время развивающаяся наука.

За что доктор обычно себя хвалит?
За успешно проведённые роды, когда он с улыбкой после родов уходит, и мама с ребёнком. Когда ты можешь разделить чью-то радость. В этом плане акушерство — очень позитивная профессия. Ты встречаешь новую жизнь. Постоянный оптимизм, скажем так.

Какие оно, идеальное дежурство?
Это когда все роды протекают хорошо, а беременности прогрессируют. Когда ты смог помочь пациентке в рамках своей компетенции и не осталось сложных случаев, на все поставленные перед тобой вопросы ты получил все ответы.

Что, на Ваш мужской взгляд, самое сложное в родах для женщины?
Пожалуй, это не «мужской», а «врачебный» взгляд — у нас нет деления по полу. В родах всё непросто. Для некоторых роды бывают первыми и единственными в жизни. Поэтому важно объяснить пациентке, что это естественный процесс, что-то, что с ней происходит — это нормально, а если будет не нормально, мы предпримем необходимые меры. Плюс, это ответственность за две жизни.
Есть женщины, которые настроены исключительно на естественные роды. Но бывает, например, незрелая шейка, которую приходится готовить к родам. Приходится стимулировать роды, хотя изначально не предполагалось это делать. Ну и болевой порог у всех разный и в какой-то момент женщина понимает, что ей не обойтись без обезболивания, хотя изначально она этого не планировала. Бывает сложно, если нужно идти на экстренную операцию. Иногда женщине сложно принять этот факт, ей кажется, что всё хорошо протекает, но ребёнок же не может сказать, что его беспокоит…. Но такое бывает редко, конечно. Самое главное в такой ситуации — дать понять пациентке, что мы предполагаем одно, а ситуация располагает иначе.

Как Вы относитесь к анестезии?
Положительно. Замечательная возможность облегчить состояние женщины.

Важно ли папе присутствовать на родах?
Конечно! Папа должен активно участвовать в родах, чтобы дать будущей маме понять, что не только она ждёт ребёнка, но и он тоже. Он должен активно участвовать по мере возможностей: помогать, подбадривать, держать за ручку, быть рядом. Банально помочь встать, за ручку отвести в туалет или в душ, сделать массаж, когда болит поясница или низ живота.
У нас, как правило, папа всегда присутствует на родах. Единственное, каждый папа для себя сам решает, оставаться ли на момент потуг, когда ребёнок рождается. Некоторые никогда роды не видели и от количества крови падают в обморок. А некоторые папы активные, просят сами пересечь пуповину или во время послеродового осмотра стоят рядом с доктором и смотрят, что тот делает.

Если представить себя в глубокой старости, то ретроспективно — что было самое приятное в работе, которой Вы посвятили столько лет жизни?Сложно, конечно, пока себя представить в глубокой старости. Со временем могут поменяться взгляды, мировоззрение. Сейчас бы я сказал, что у меня очень хорошая, позитивная профессия. У нас люди только рождаются, приходит новая жизнь. Ты можешь помочь пациенту в такой ответственный и важный период жизни, ведь акушеру-гинекологу доверяют самое ценное в этой жизни. Это очень хороший эмоциональный фон.

Было ли у Вас чудо в родах?
Рождение, появление человека на свет уже само по себе чудо и в чём-то даже тайна, покрытая мраком. Даже при нынешнем уровне развития медицины некоторые вопросы так и остаются открытыми. 

У истоков жизни: Юрий Витальевич Борисов. Фотограф новорождённых в Санкт-Петербурге | Настасья Сергеева

Задать вопрос и записаться на съёмку