У истоков жизни: Сошнева Лидия Ивановна

Героиня моей серии — Сошнева Лидия Ивановна, акушер-гинеколог родильного дома на Фурштатской, врач высшей категории. 


Чай или кофе? — Кофе 2 раза в день, чай пью редко, больше воду
Книги или кино? — Книги
Платье или брюки? — Брюки
Шпильки или кроссовки? —  Кроссовки сейчас
Естественные роды или кесарево? — Естественные, конечно!
Красная или синяя? Синяя
Партнёрские или с доулой? — Партнёрские

У истоков жизни: Сошнева Лидия Ивановна. Фотограф новорождённых в Санкт-Петербурге | Настасья Сергеева

Всегда ли хотели стать акушером-гинекологом и какие были варианты?
Был вариант на 3 курсе хирургом, но на 4 курсе я сразу решила: буду акушером, а на 5 курсе уже оперировала.

Ведёте ли статистику, сколько родов приняли с начала карьеры?
Вела раньше, лет 15 назад. У меня был свёкр, крайне пунктуальный человек. И он посчитал, сколько я провела родов. И вот, 15 лет назад это было 50.000. Конечно, в настоящее время родов стало поменьше, такова специфика моей работы в Роддоме на Фурштатской, но это не значит, что я получаю меньше удовольствия!

Как относитесь к анестезии?
Я всегда всё делаю по показаниям. Если я вижу, что женщине тяжело, а она ещё в начале родов, а порог болевой чувствительности у неё высокий, то я объясняю (или она сама просит), что с анестезией ей будет легче. Те же естественные роды, просто немного полегче. А «просто так» — конечно, сейчас говорят, что женщина в праве просить анестезию, и мы не можем ей отказать. Но если я вижу, например, что роды произойдут в ближайший час, то я говорю: «Нет, мы справимся, не надо!». Потому что, конечно, есть особенности ведения родов на эпидуральной анестезией. Вообще, я даже витамины не назначаю просто так. Любое лечение, любая рекомендация должна быть оправдана, а не «на всякий случай».

Какие они, ваши идеальные пациентки?
Которые понимают, что мы вместе это делаем, доверяют и не хамят (к счастью, такое случается крайне редко).

Что помогает восстанавливаться?
Только любовь к работе! Иногда бывает, утром выхожу с родов и встречаю докторов, кто только пришёл. И меня спрашивают: «Лидия Ивановна, вы же всю ночь „рожали“, как Вам удаётся так хорошо выглядеть?» Это как бумеранг. Когда я его бросаю, от возвращается. Когда отдаёшься своему делу, не так устаёшь, ведь всё возвращается!

Вы вместе с женщиной каждый раз переживаете все этапы родов или удаётся абстрагироваться?
Если я вижу, что женщине хочется тишины, уйти в себя, побыть одной или с мужем за ручку, я всегда говорю: «пожалуйста-пожалуйста!». Но есть также ситуации, когда я работаю как психолог. Особенно часто в первых родах я подсказываю, поддерживаю, направляю: женщина ещё не знает, какой путь впереди, и ей очень важна поддержка.
Я люблю использовать воду: душ, ванну. В своё время я вела водные роды. К ним нужно по-особому готовиться. Но это выбор женщины и её подготовка.

В 1995 году мне акушерка предложила ведение родов в воду. Это было безумно интересно, женщинам не требовалась никакая анестезия, но мы их наблюдали всю беременность, помимо женской консультации. Это был как клуб: лекции, фильмы, походы в баню, контрастный душ, общение, чаепития… И конечно, в родах мы встречались уже как семья.

Как относитесь к присутствию мужа на родах?
Я всегда говорю: не заставляйте его, он должен быть готов. Но, если уж муж пришёл на роды, я даю право ему решать, что он делает и где он находится. Кто-то сам просит пересечь пуповину, а другой, понимая, что начинаются потуги, хочет выйти на диванчик, подождать за дверью. В таком случае мы приглашаем папу зайти в зал, когда ребёнок уже на груди. Всё равно, увидеть новорожденного вот так — это большое дело!

За что доктор себя хвалит?
Когда провела сложные роды и все получилось!
Да, нам хочется «классики», но иногда приходится подождать. Иногда просто время нужно. Помню, во время сложных родов я ходила по коридору, думала. Ведь надо что-то делать! Но не всегда эти действия приводят к положительному результату. А иногда, наоборот, нужно за одну секунду принять решение…

Помните ли самые необычные свои роды?
Как-то раз мне позвонили из Военно-Медицинской Академии с просьбой опекать и в будущем провести роды у одной женщины. Мы встретились, всё обсудили. И через месяц у неё начались роды, раньше срока. В тазовом предлежании она родила девочку, 970 грамм. Как сейчас помню: это было 8 марта. И этот ребёнок пошёл на доращивание без вентиляции лёгких, без какого-либо лечения. Это удивительно!

Более 30 лет назад перевели ко мне из другого стационара женщину с предлежанием плаценты. А на следующий день у неё стали отходить воды. Как такое возможно?! УЗИ в те времена уже было, но я понимала, что что-то не так, и единственный выход — родоразрешение путём кесарева сечения. Оказалось, это была перешеечная беременность (когда беременность развивается в шейке, шейка раздувается, а матка сверху). Извлекли ребёнка весом 1500 гр, а сверху увидели матку с трубами. Даже доцент, оперировавший вместе со мною, такого не встречал!

Помните ли, какой был вес у самого крупного малыша?
Повторно родящая женщина. УЗИ нам показало плод весом 5 килограмм, но для того аппарата это было максимальное значение. Путём кесарева сечения появился на свет ребёнок 6300 гр.
А естественным путём — 5040 гр, тоже вторые роды.

У истоков жизни: Сошнева Лидия Ивановна. Фотограф новорождённых в Санкт-Петербурге | Настасья Сергеева